Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

К НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ, СООТВЕТСТВУЮЩЕЙ СОВРЕМЕННЫМ РЕАЛИЯМ

Опубликовано 01.04.2014

Хотел бы немного отвлечь читателей от бурных событий на Украине и попытаться вовлечь в дебри экономической теории своей статьей, написанной по итогам участия в Международной научной конференции «Современные проблемы глобальной экономики: от торжества идей либерализма к новой «старой» экономической науке» (в рамках празднования 95-летия Финансового университета, Москва, Финансовый университет, 04 марта 2014 г.).

Участие в конференции Финансового государственного университета показало, что, во-первых, практически все выступающие как на пленарном, так и на секционном (1-й секции) заседаниях склонны «забалтывать» проблему, то есть тему конференции и направления работы секций, а не решать их; во-вторых, фанатичные приверженцы марксистской политэкономии, зомбированные монументальным образом основателя этого учения, не склонны ни в коей мере уступать оппонентам в их попытках опровержения истинности отдельных его положений; в-третьих, вследствие такой зашоренности мыслей апологетов марксизма они не имеют никакого желания и не делают никакой попытки в признании того, что это учение может быть в своих постулированных основах ошибочным и в рамках теоретических оснований экономической науки возможно существование более совершенного учения, чем марксистская политэкономия.

Более того, как было сказано нами в своем выступлении на заседании первой секции, работу которой аккуратно организовал ее председатель – д.э.н., профессор К.А.Хубиев, что марксистское учение в своих основах было не только ошибочным, но и, по утверждению отдельных специалистов, целенаправленно ложным. Об этом пишет, например, известный американский экономист и политик, основатель направления экономической теории – «физической экономики» – Линдон Ларуш [см. подробнее в: Нусратуллин В.К. К новой экономической теории как основе идеологического, политического, экономического возрождения: Препринт. – Уфа: ИСЭИ УНЦ РАН. 2012. – С. 8–9 [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://nvk-ufa.ru/spisok-moih-trudov/ (дата обращения 15.03.2014)]. Известно, что Л.Ларуш дал ряд достоверных прогнозов развития экономики США и мировой экономики в различные годы. В связи с этим очевидно, что он обладает большими возможностями в получении обширной информации как по текущему состоянию экономики и общества различных стран мирового сообщества, так и по истории экономики и экономических учений.

Я не привожу здесь высказывания по тому же поводу уже оголтелых ненавистников марксистского учения из среды апологетов олигархо-капиталистического образа жизни из-за того, что они отдают явным заранее предопределенным субъективизмом по отношению к марксистскому учению.

Но дело не только во мнении отдельных специалистов по указанному поводу, но и в том, что выводы о несовершенстве марксистского учения и даже преднамеренной его ложности закрадываются у нас по результатам наших собственных исследований, которые мы, в частности, проводим в рамках разрабатываемой нами теории, которая получила название «Неравновесной экономической теории» (НЭТ) [см.: Нусратуллин В.К. Неравновесная экономика: Монография. – М.: Компания Спутник+, 2006. – 482 с. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://nvk-ufa.ru/spisok-moih-trudov/ (дата обращения 15.03.2014)].

Взять, например, трудовую теорию стоимости и прибавочной стоимости К.Маркса. Ведь даже без глубокого исследования видна явная притянутость ее глубоко идеологизированной и политизированной идее гегемонии пролетариата в общественно-политической и социально-экономической жизни общества, будем говорить, тех времен. Поскольку «гегемон» является носителем и обладателем единственного фактора производства – «живого труда», то этот труд и должен был быть источником, в частности, прибавочной стоимости и, соответственно, все произведенные материальные блага должны были измеряться затратами этого живого труда, которые вследствие этого получили название общественного необходимых затрат труда (ОНЗТ). Соответственно всякий индивидуальный труд должен был соизмеряться со среднеобщественным трудом для обеспечения сопоставимости в измерении всех благ. Соответственно и родилась, и была воздвигнута в политэкономии трудовая теория стоимости и прибавочной стоимости.

Но, что интересно. В результате такого возвеличивания живого труда наемного работника другие факторы и источники возникновения прибавочной стоимости остались, как бы, «побоку». Это, безусловно, заметили противники «пролетарского» учения и отметили этот факт в своем, ими созданном учении, получившем название неоклассической теории, введя дополнительный фактор производства – предпринимательские способности и отведя именно ему решающую роль в образовании уже прибыли, используя эту категорию взамен термина прибавочной стоимости, использовавшего в качестве одного из главных в марксистской теории.

Однако с точки зрения сегодняшнего дня, когда разработка достижений НТП и темпы их внедрения в общественное производство играют решающую роль в развитии экономики любой страны, что видно невооруженным взглядом, оставить в стороне, как создателей прибавочной стоимости, ее источника и соответственно фактора производства, деятельность научно-технической и управленческой интеллигенции (ученых и госслужащих) уже не получается. Это, собственно говоря, явным и понятным языком описывается в неравновесной экономической теории. Описывая это, основатель теории – ваш покорный слуга – добирается в своем объяснении сущности этого процесса до самых корней, то есть до первоисточника формирования прибыли – общественного интеллекта, носителями которого являются представители научно-технической, управленческой интеллигенции, капиталистического предпринимательства и наемного персонала. Именно на основе их совокупного интеллекта осуществляется процесс разработки и внедрения в производство достижений НТП. Иначе говоря, инновации зарождаются в умах ученых, разрабатываются ими, подхватываются работниками госслужбы и управления, обеспечивающими возможность внедрения их в производство предпринимателями. Те, в свою очередь, доверительным образом передают эти инновации рабочим для внедрения непосредственно в производство.

В результате инновации дают экономию исходных материальных ресурсов на единицу искомой продукции. Из полученной экономии производится дополнительная продукция по сравнению с прежними объемами производства, что и является прибавочным продуктом в материальном исполнении, которая при реализации на рынке получает денежное или стоимостное воплощение. То есть источником прибыли в общественном производстве оказывается интеллект указанных общественных групп населения – фактических участников общественного производства в части реального сектора экономики. Поэтому эта теория прибыли или прибавочной стоимости получила название интеллектуальной теории прибыли или (по аналогии с трудовой теорией) интеллектуальной теорией прибавочной стоимости.

Но отсюда не должно создаваться такого впечатления, что труд в этом процессе оказывается не причем. Нет, оказывается очень даже причем, поскольку интеллект, как в общественном масштабе, так и в индивидуальном, может реализовываться, то есть воплощаться в жизнь своими результатами или интеллектуальной продукцией, только лишь через труд своих носителей. Без труда никакой интеллектуальный продукт реализован быть не может. Таким образом, труд оказывается средством реализации интеллекта; общественный труд оказывается средством реализации общественного интеллекта. И носители интеллекта одновременно являются и обладателями способности к труду. Одно без другого существовать не может, но ведущим звеном в этой цепочке факторов производства является интеллект. Соответственно, носители интеллекта и способности к труду являются создателями прибавочной стоимости или прибыли.

Однако здесь надо сделать оговорку в том смысле, что труд должен быть производительным, то есть направленным на создание материальных благ и услуг для удовлетворения потребностей широких слоев населения, то есть общественных потребностей. Это очерчивает рамки производственной деятельности носителей интеллекта и производительного труда в пределах реального сектора экономики. Но вот они-то, как раз, должны были, по К.Марксу, в определенных своих составных частях враждовать друг с другом, поскольку противоречия между противоположными классами являются, якобы, двигателем общественного прогресса. Речь идет о капиталистических предпринимателях или функционирующих в реальном секторе экономики капиталистах, с одной стороны, и наемном персонале или рабочем классе, с другой. На этой основе и возникло, и далее было развито В.И.Лениным учение об общественно-политических классах. Их в соответствии с этим учением оказалось два, остальные общественные группы людей были помещены в так называемые прослойки общества. Эти два класса – капиталистов и рабочих – марксистским учением были принуждены оставаться в вечно антагонистически враждебном состоянии друг с другом.

И это, по марксистскому учению, было правильным, поскольку, в конце концов, приводило к пролетарской (социалистической) революции, в которой верх должен одержать пролетариат и начать строить счастливую жизнь, освобожденную от эксплуатации капиталистом. Хотя здесь возникает вопрос: а как же быть с двигателем общественного прогресса, заключающегося в наличии противоречий между противоположными классами? Если не будет противоположных классов, не исчезает ли стимул общественного развития?

Однако, как показала практика Советского Союза, функция предпринимателя в качестве организатора и управляющего производством никак не могла исчезнуть и она не исчезла. В конце концов, в 90-е годы прошлого столетия она вернула и материальное основание своего полнокровного функционирования – частный капитал, тем самым доказав необходимость существования в общественном производстве функционирующего в реальном секторе экономики предпринимателя как общественного класса – обладателя производственного капитала, получателя и распорядителя финансовой его составляющей, в первую очередь, прибыли. То есть, «откуда ушли, туда и пришли». Капиталисты, как «большая группа людей», оказались обязательным субъектно-групповым элементом личного фактора общественного производства, также как и наемные рабочие, также как и специалисты научно-технического профиля и управляющей деятельности. Если все эти группы людей заняты в общественном производстве, то не являются ли они представителями единого производительного класса, качественной характеристикой которого оказывается то, что все его представители есть участники общественного производства в реальном секторе экономики, непосредственно занимающиеся производством материальных благ и услуг для удовлетворения потребностей широких слоев населения?

Это утверждение является одним из краеугольных в неравновесной экономической теории. Конечно с учетом того, что выделение производительного класса дополняется и обоснованием противоположного, антагонистического при определенных условиях класса, который был назван абсентеистским классом, объединяющим преимущественно представителей финансово-спекулятивного сектора экономики. Именно этот класс в современном обществе является главным и единственным всеобщим эксплуататором человеческого общества и мирового сообщества [подробнее об этом см. в: Нусратуллин В.К., Нусратуллин И.В. Теоретический анализ проблем устойчивого развития современной экономики. – Уфа: АН РБ, Гилем, 2012. – 168 с. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://nvk-ufa.ru/spisok-moih-trudov/ (дата обращения 15.03.2014)].

Указанное нами разделение общества на общественно-политические классы отвечает фактическому положению дел в экономике и обществе, а не марксистско-ленинское, внесшее вечный «раздрай» в отношения между главными субъектами реального сектора экономики – капиталистическими предпринимателями и наемным персоналом их предприятий.

Однако дело состоит не только в создании ситуации вечного «раздрая» между основными групповыми субъектами реального сектора экономики, но и в том, что К.Маркс своим подходом в разделении общества на классы заботливо спрятал за спину функционирующего капиталиста, так называемого, «отсутствующего собственника» – абсентеиста, на самом деле являющегося истинным паразитом и нахлебником производительного класса в указанном нами в рамках НЭТ смысле. Тем самым он направил весь праведный гнев рабочих против, якобы, эксплуататоров на функционирующих капиталистов, хотя последние меньше всего являлись виновниками их эксплуатации. Настоящими эксплуататорами и рабочих, и функционирующих капиталистов (предпринимателей) являются абсентеисты, то есть отсутствующие непосредственно в общественном производстве собственники тех или иных производственных активов, тем или иным способом овладевшие ими, не имеющие прямого отношения к общественно полезному труду в реальном секторе экономики.

Возникает вопрос: действительно ли К.Маркс не заметил указанного обстоятельства при разделении капиталистического общества на классы или же осуществил такое разделение преднамеренно, в угоду своим хозяевам – заказчикам теории в интересах абсентеистского или финансово-олигархического класса, финансировавшего его работы, как это утверждает Л.Ларуш?

В преднамеренность вбрасывания в свое учение ложных посылов доказывает и двоякое толкование К.Марксом закона стоимости для рентных и нерентных отраслей экономики. Если в нерентной отрасли экономики у него рыночная цена тяготеет к среднеотраслевой цене производства, то в рентной – к «замыкающей», то есть такой, которая формируется в худших условиях общественного производства в этой отрасли. Тем самым он теоретически обеспечил уютное гнездышко накапливания так называемой сверхприбыли в виде дифференциальной ренты в экономике рентных отраслей с назначением в качестве ее присваивателя абсентеиста, или, как писали раньше в марксистской литературе, рантье: [подробнее в: Нусратуллин В.К. К новой экономической теории как основе идеологического, политического, экономического возрождения: Препринт. – Уфа: ИСЭИ УНЦ РАН. 2012. – С. 52–55 [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://nvk-ufa.ru/spisok-moih-trudov/ (дата обращения 15.03.2014)].

То есть К.Маркс не только нашел «теплое место» в общественно-политическом устройстве общества для абсентеиста, но и обеспечил его «хлебом насущным» в виде забираемой им в свое присвоение дифференциальной ренты, главным образом в настоящее время в виде дивидендов по ценным бумагам.

Благодаря заветам К.Маркса – незабвенного теоретического монумента для отечественных марксистов – до сих пор благополучно существует абсентеистско-олигархический строй в мировом масштабе и в самых передовых по экономическому развитию странах с рыночной экономикой, хотя и в разной степени проявления абсентеистско-олигархической власти. В нашей стране она – эта власть – проявилась в полную силу. И не заметить этого невозможно, хотя в настоящее время назревающая общественно-политическая ситуация в стране и на ее границах подтачивает ее, настоятельно требуя перехода полноты власти в пользу производительного класса, составляющего в любом современном обществе, в том числе и у нас, около 90–95 процентов населения.

При этом надо заметить тактичность и политкорректность по отношению к властным структурам широких слоев нашего населения, собственно говоря и представляющих производительный класс России, которые на протяжении более, чем двадцати лет, терпя всякого рода моральные и материальные унижения, не поддавались провокационным призывам революционного преобразования структур власти. Полагаем, на основании того исторического опыта всякого рода революций, которые своими жизнями оплачивали россияне практически на протяжении всего ХХ века. Вместо этого наше общество, наши люди, игнорируя свои жизненные невзгоды, находят в себе силы для моральной и физической поддержки существующей власти, тем самым, как бы, демонстрируя властным структурам свою готовность поддержки любых инициатив, лишь бы направленных на пользу нашего отечества, нашего будущего. Это видно и по результатам последних думских и президентских выборов, и по впечатляющим победам наших спортсменов на Олимпийской и Паралимпийской зимних играх в Сочи, бесконечно воодушевивших всех нас в надежде на лучшее будущее нашей страны, и по сплочению нашего народа перед лицом надвигающейся агрессии со стороны международного финансово-олигархического клана или, по НЭТ, мирового олигархо-абсентеистского класса.

Марксистская же политэкономия в борьбе с абсентеистско-олигархической властью вновь подталкивает нашу общественность бить мимо цели, направляя помыслы устроителей более совершенного общества не против олигархо-абсентеистов непосредственно, а против искусственно созданного К.Марксом врага рабочих – класса капиталистов. Этот класс по его заветам охватывает не только и не столько абсентеистов-олигархов, а в первую очередь функционирующих в реальном секторе экономики предпринимателей, включая и обладателей малого и среднего бизнеса, являющихся непосредственно представителями производительного класса. Это ли не анахронизм нашего времени?

Для совершенствования экономической теории, приведения ее в соответствие с современными реалиями, возведения ее в статус науки, соответствующей современным производственным или, точнее, социально-экономическим отношениям, необходимо понять, что «Экономикс», против которой активно борются сегодня отечественные марксисты, и марксистская политэкономия, за возврат к основам которой ратуют они же – это две стороны одной и той же медали. Медали, символизирующей два отживших учения, не соответствующих по основным теоретико-методологическим параметрам современным социально-экономическим отношениям в обществе и мировом сообществе. Продолжение полемической возни вокруг этих каждого по своему апологического в интересах финансово-олигархической элиты общества и мирового сообщества учения играет только на руку ей и продолжает способствовать сохранению мальтузианских и неомальтузианских идеологий дальнейшего развития человеческой цивилизации.

Эти идеологии – суть мировоззрения кучки богатейших людей мира, составляющих 3–5 процентов мирового населения, их видения будущего развития человечества, основным составляющим которого они видят только самих себя и свою обслугу. В настоящее время устойчивость этой идеологии подобна устойчивости пирамиды, стоящей на своей вершине. Рано или поздно эта неустойчивость обернется общецивилизационной катастрофой, пагубно отразившись не только на благосостоянии, но и жизни многих и многих людей.

Чтобы не допустить этого, необходимо, проникнувшись указанным обстоятельством, вернуть общественную пирамиду, то есть общество в устойчивое состояние. Для этого необходимо оторвать как ребенка от подола матери его интеллектуальные силы в лице обществоведов и гуманитариев от ложных канонов отживших учений и направить их на разработку более совершенных общественных и гуманитарных знаний. Эти знания должны не просто обеспечить подтягивание современных производственных отношений к ринувшимся вперед производительным силам. Они должны быть направлены на формирование нового человека современного общества и мирового сообщества – высокоинтеллектуального, физически совершенного, гармонично развитого. Он в максимальной своей составляющей естественным образом должен быть настроен на общественную коммуникабельность, уважение к окружающим людям и природе, нацелен на самоотверженную отдачу в служении общему делу на какой бы ступени социальной иерархии не состоял.

Именно в этом случае будет обеспечено автоматическое соответствие в развитии производственных отношений постоянно вырывающимся вперед производительным силам, не требующее от представителей того или иного класса революционного переустройства общественных отношений в свою пользу. Интеллект, совершенство и гармония отдельных людей, как внутренняя сущность и как естественная природа человеческих взаимоотношений между себе подобными, будут сливаться в единый поток, обеспечивая синергетический эффект в формировании социально-экономических отношений нового качества и нового уровня, свободных от социальных противоречий, тем более антагонистического характера.